PDF

Официальный бортовой журнал авиакомпании «Belavia»
Аудитория — более 3 000 000 человек в год

 

Барри Каннингем

«В книгах обязательно должен быть юмор. Тогда проблема становится не такой серьезной»
Двадцать лет назад, в июне 1998 года, в лондонском издательстве Bloomsbury тиражом 1000 экземпляров вышел в свет первый роман Джоан Роулинг «Гарри Поттер и философский камень». Рукопись, автором которой была 31-летняя мать-одиночка, не окончившая учебу и жившая на социальное пособие в Эдинбурге, прежде отвергли 12 издательств. Тринадцатым в этом списке могло быть Bloomsbury, если бы не новый руководитель отдела детской книги Барри Каннингем, поверивший, что Гарри Поттер – пусть еще и не волшебник, а только учится – способен сотворить магию. Ныне глава издательства Chicken House (специализирующегося на выпуске книг для детей), легендарный Барри стал одним из главных гостей ХХII Международного книжного фестиваля «Зеленая волна» в Одессе. Он принял участие в открытых дискуссиях программы «Границы литературы» и публичных диалогах о месте детской книги в современном мире. OnAir не поленился посетить все выступления человека, открывшего миру Гарри Поттера, еще и потому, что на его визитке (кроме обязательных контактов) указано: «Любимое место для чтения – на борту самолетов».
Настасья Костюкович
P.S. Выражаем благодарность Международному книжному фестивалю «Зеленая волна» и лично Лале Алескеровой и Майе Димерли за возможность создания материала.
«Я совершенно четко помню тот момент: был поздний вечер, почти ночь, когда я взял в руки текст романа Джоан Роулинг (а это был именно текст на бумаге – не электронная версия). Я прочел его за одну ночь и был в неописуемом восторге! Это же целый фантастический мир и совершенно новый герой, который поведет за собой! Каждый, кто занимается детскими книгами, определенно сохранил в себе многое от ребенка. И мой внутренний ребенок пришел в восторг. (Я не знал тогда, да и предположить не мог, что до меня с десяток издателей отказались от этой рукописи.) Кажется, уже на следующий же день я купил права на издание этой книги.

Всякий раз, когда я читаю рукопись новой книги, то ищу некие эмоциональные триггеры в сюжете, способные меня зацепить. Меня не волнует какой-то великолепный стиль литературного письма. Я ищу потенциально мощную историю. Я работал прежде во многих крупных издательствах, где решение принимается коллегиально и нужно, чтобы рукопись понравилась сразу нескольким людям. В таком случае чаще всего издаются книги, которые похожи на те, что уже имели успех. Это самое безопасное. Придя на работу в Bloomsbury, я принимал решения сам. Я рисковал. Иногда проигрывал, но иногда выигрывал. Сейчас я руковожу собственным издательством и могу позволить себе право выбора. В индустрии, где невозможно предсказать результат, важно, чтобы решение принимал тот, кто сам непредсказуем.

Я всегда руководствуюсь единственным правилом, выбирая рукопись для публикации, и это правило уже много лет делает меня успешным издателем: главный в истории – не главный герой. Не Гарри Поттер. Я всегда ориентируюсь на главного злодея. На ту борьбу, которую он провоцирует. Потому что именно борьба добра и зла – главная, вечная тема. И если добро, как правило, однозначно, то зло имеет разные обличия. Это может быть даже болтающее с тобой милое пушистое животное, которое умышленно не говорит всей правды.

Джоан Роулинг первой осмелилась образно сказать детям в своих книгах, что зло сегодня может легально существовать в любом официальном учреждении. И не нужно искать спасения у власти и полагаться на авторитеты, а лучше опираться только на свою внутреннюю магию. Сама Роулинг уверена, что успех книг про Гарри Поттера привел к развитию толерантного поколения, которое умеет постоять за себя перед лицом зла. Я много езжу по всему миру и думаю, что книги меняют детей, потому что для них то, что они прочли сами, весомее и важнее того, что им говорят взрослые.

Я много работал в книжном бизнесе, прочел множество рукописей и книг. И вот что меня сразу зацепило в истории про Гарри Поттера – ощущение некоего манифеста „дети против привычного мира‟. А еще то, что для автора книги и героев ее истории дружба превыше всего. Вот эта сила дружбы меня поразила! В наши дни есть мнение, что дети, а особенно мальчики, не способны читать толстые книги. А Роулинг придумала целый новый мир со своими правилами, который увлек читателей. После выхода первой книги про Гарри Поттера дети в школьных классах устраивали соревнования, кто быстрее дочитает книгу до конца и узнает, куда приведет героев история.

В моей жизни были три книги, изменившие меня. «Хоббит» Толкина, прочитанный в детстве, показал мне, как важно быть смелым. Вторая книга – это «Грозовой перевал» Эмили Бронте. Можно сказать, что, прочитав ее, я поверил в вечную любовь. Девушка, в которую я влюбился впервые в жизни, была героиней этого романа – Кэти Эрншо. И третья книга… Даже не книга, а все литературное творчество Боба Дилана, который часто обращается к библейским текстам, а я тоже считаю Библию источником вечного вдохновения.

Надо признать, что я был неважным учеником в школе. Мне было куда интереснее смотреть в окно, чем слушать, что рассказывают на уроке. Учителя знали, что я, в общем-то, не глуп, и хотели как-то меня растормошить. И представьте, мне однажды вручили приз „За старание‟. Его дают тому, у кого, может быть, не получается – но он старается. Это был единственный приз, который я выиграл в школе. И, по условиям, награду я мог выбрать сам. Что угодно! И я выбрал книгу „Хоббит, или Туда и обратно‟ Джона Толкина. Я начал читать ее и получил историю про самого себя – нелепого, не самого трудолюбивого парня, который вдруг попадает в водоворот истории. И ему предстоит сделать выбор, на чьей он стороне. И тут действительно нужно постараться… Я не помню, сколько раз я прочитал эту историю, и потом уже перечитал все книги из цикла „Властелин колец‟. С тех пор мне нравятся такие книги, которые могут влюбить в себя как взрослых, так и детей. „Остров сокровищ‟ Роберта Льюиса Стивенсона – одна из них. Джон Сильвер – один из моих любимейших героев, несмотря на то что, по задумке автора, он злодей.

К тому времени, когда мне было восемь или девять лет, я мечтал стать археологом. Я прочитал книгу о раскопках и верил, что если хорошенько перекопать сад за домом, то можно найти даже мумию Тутанхамона. И я действительно отыскал много вещей в земле у дома, и даже создал небольшой археологический музей у себя в комнате. Этикетки к экспонатам поясняли, что этот кусок ржавого металла – фрагмент колеса римской колесницы и так далее. (Смеется.) На самом деле сегодня я могу сказать, что моя мечта сбылась – я стал археологом. Ведь я веду самые настоящие раскопки, но только откапываю не древности, а новые книги и новые интересные мысли в них.

Есть мнение, что существует всего шесть вечных сюжетов, которые в той либо иной форме проявляются в фольклоре, мифологии и литературе. Когда я отбираю книги для публикации, то обращаю внимание на то, как народные мотивы обыгрываются в современных текстах. Если вы знаете, даже сюжет „Звездных войн‟ основан на древнегреческом мифе.


Я обращаю большое внимание на диалоги в книгах, потому что людям свойственно с интересом слушать чужие разговоры. А уж если говорят животные, то мы невольно предвкушаем, что узнаем сейчас что-то такое, чего никогда не знали.

Литература времен королевы Елизаветы была полна фей – сейчас их заменили космические пришельцы. То, что сегодня кажется сказкой или фантастикой, завтра станет наукой. Очень много изобретений вокруг нас было придумано в книгах. Теперь все чаще на страницах фантастических романов встречается сюжет об обмене воспоминаниями, загрузке и перезагрузке человека через компьютер. Интеграция человека и техники – основная тема фантазий писателей. Сюжеты cyberfiction – вот то, что, скорее всего, завтра станет реальностью.

Мне приходилось раньше много работать с норвежским писателем Роальдом Далем (автор повести „Чарли и шоколадная фабрика‟. – Ред.). В его книгах дети по сюжету часто сталкиваются со взрослыми, на которых нельзя положиться, ненадежными людьми. И такое скрытое зло не всегда можно победить, но всегда есть способ остаться собой в любой ситуации. Так вот, есть одна очень важная фраза, которую сказал мне именно Роальд Даль и которую я всегда – всегда! – повторяю: „Смех – это отложенный страх‟.

В книгах обязательно должен быть юмор. Например, в кельтском фольклоре всегда было много юмора, потому что, когда ты сталкиваешься с драконом, очень хочется пошутить. Тогда проблема становится не такой серьезной, а ты кажешься сам себе храбрецом. Смеяться – это тоже особый способ познания непознанного.

Сейчас многие гадают: способен ли электронный текст вытеснить бумажные книги? Электронные издания уже заняли свой сегмент рынка, но именно издание бумажных книг для детей более устойчиво к этому наступлению. „Кому нужна книга без картинок?‟ – спрашивала Алиса на страницах Льюиса Кэрролла. Кому нужна книга, которую нельзя взять в руки? Для детей книга – вполне физически осязаемый друг. Дети обнимают любимую книжку, они кладут ее под подушку, чтобы засыпать вместе. Книги в бумажном виде интереснее для детей, чем виртуальный текст. Надо признать, что, несмотря на обилие электронных развлечений, до сих пор во всем мире чтение книги дома с родителями или в одиночку остается самым увлекательным для детей занятием. В этом смысле взрослые отстают от детей. Именно поэтому издание детских книжек – та сфера книгоиздательства, которая во всем мире сегодня активно развивается и набирает обороты. Фактически детская литература – это 40% всех издаваемых в мире книг. Книги для детей самые успешные в мире, самые продаваемые.

Мы в издательстве Chicken House проводим очень много времени, обсуждая все аспекты детской книги. Несколько вариантов обложки, несколько версий шрифта. Обложка – это самое сложное. Это манок для тех, кто не читал еще книгу. Та самая дверь в потайной мир, и она должна быть такой, чтобы ее хотелось открыть. К слову, Джоан Роулинг не понравилась первая обложка книги про Гарри Поттера. Если конкретно, ей не нравилась борода Дамблдора, и нам пришлось быстренько ее перерисовать.

Я занимаюсь продажей книг много лет и знаю, как люди их покупают. (Некоторые даже нюхают их!) Внешний вид книги очень важен. Сегодня в Великобритании и США у книги-новичка есть всего три недели, чтобы дожидаться своего читателя на полке книжного магазина. И если за это время она не продается – ее отзывают.

Сказки никогда не исчезнут, потому что из них состоит вся наша жизнь. Это первые истории, которые рассказывают нам родители. Через сказочные приключения мы учимся жизни. Сказки предупреждают нас об опасности. И внутри каждого из нас до конца жизни прячется ребенок, верящий в сказку. В то, что, в конце концов, все закончится хорошо.

Недавно наше издательство Chicken House выпустило в свет книгу под названием „По шкале от 1 до 10‟», написанную девушкой-подростком, самой молодой писательницей, с которой мне приходилось работать. Название книги – это вопрос, который задают в клиниках для душевнобольных: „Скажите, как вы себя чувствуете по шкале от 1 до 10?‟ Автору книги – Силан Скотт (Ceylan Scott) – было 15 лет, когда она попала в психиатрическую клинику. Эту книгу мы редактировали с ней вместе во время ее пребывания в одиночной палате. Героиня романа весьма остро переживает гибель друга и чувствует свою ответственность за его смерть. Это очень настоящая история о том, как учиться преодолевать душевную боль, переходящую в болезнь.

Я люблю находить новые книги. Новые – во всех смыслах. Но есть книга, которую я пока еще не нашел. Та, что могла бы обратиться к мальчикам в подростковом возрасте. Для девочек-подростков такие книги есть, для мальчиков – нет. Мальчишки всех возрастов в книгах бегают, кричат и играют в мяч. Это очень поверхностный взгляд. Они так же уязвимы и ранимы, они переживают очень сложный процесс превращения из мальчика в юношу и мужчину. Я ищу книгу, способную стать настоящим верным другом парню-подростку. Способную ответить на вопросы и разделить с ним тяжесть взросления. Я верю, что такая книга однажды попадет в мой дом в пакете из коричневой бумаги, как когда-то попала в мои руки рукопись книги о Гарри Поттере. Я открою пакет, начну читать и воскликну: „Это она!‟»