PDF

Официальный бортовой журнал авиакомпании «Belavia»
Аудитория — более 3 000 000 человек в год

 

ЮРИЙ КАСПАРЯН

«Да бросьте вы, это личное!»
Когда смотришь на выступления этого талантливого гитариста, создателя культовых мелодий, запоминающихся с первого риффа, понимаешь: сцена, гитара – его истинное дело. «Юрка Каспарян неблестяще играл на гитаре, но Витька его всегда защищал, исходя из того, что это правильный человек, а играть научится. И был абсолютно прав, как опыт показал», – говорил о нем в одном из интервью Борис Гребенщиков. Сам же Юрий Каспарян, сооснователь групп «Кино» и «Ю-Питер», долгое время не давал интервью – никаких. И лишь с недавних пор стал общаться с прессой. Во время своих гастролей в Минске с «Симфоническим кино» музыкант нашел 15 минут, чтобы ответить на вопросы OnAir. За его плечами колоссальный музыкальный и жизненный опыт, но Юрий делится им крайне лаконично – и очень уважительно в местах, касающихся прошлого и личного.
Вячеслав Лапко
Ваши родители были талантливы в биологии: отец – известный энтомолог, мама тоже биолог. Был шанс, что вы станете биологом?
Особого шанса не было, хотя я неплохо разбирался в насекомых в свое время, так как много ездил с папой в экспедиции, помогал ему собирать экспонаты. Часто отправлялись на Кавказ, и в Беларуси, кстати, тоже бывали. По Припяти на лодочке плавали… Но потом я увлекся музыкой, и папа еще долго сожалел, что я не стал энтомологом.
Сын ученых, вы сам учились в музыкальной школе игре на виолончели – а спустя какое-то время внезапно ушли в андеграунд русского рока.
Да, меня увлекла рок-музыка, и, когда мне в руки попала гитара, я бросил играть на виолончели – о чем сожалела уже моя мама.
Какой была ваша первая гитара?
Самая обычная, акустическая, советская – как у всех подростков в те времена.
Как она у вас появилась?
Тоже как у всех: трясешь родителей – и постепенно получаешь желаемое. (Смеется.)
У каждого легендарного гитариста есть любимый инструмент. Какой у вас любимый?
Тот, на котором я сейчас играю, – гитара Fender Stratocaster. И еще Yamaha – запасная. (Речь идет о той самой гитаре, на которой Юрий играл в группе «Кино» в конце 1980-х. С этой гитарой он до сих пор выходит на сцену, и даже когда играет на «Фэндере», можно видеть, как «Ямаха» стоит рядом. – Ред.)
Где вы в те времена Yamaha приобрели?
Друг через финнов достал. С тех пор я ее модифицировал немного, звукосниматели менял на подобные, когда испортил «родные», но желаемого эффекта не добился.
Какой была ваша первая гитарная примочка?
Первой была Boss'овская, называлась она Heavy Metal, Distortion. Коллективная борьба с ней шла, все время мы пытались нормальный звук из нее извлечь, накрутить, но не получалось.
Вы говорите «мы». «Мы» – это…
Группа «Кино». Потом я ее обменял у одного металлиста на Тurbo Overdrive – все остались довольны: и металлист, и «Кино». А первая электрическая гитара у меня была как у бременских музыкантов в мультфильме. Помните ее, условно квадратной формы? (Смеется.) По-моему, называлась «Урал». И лишь потом я с большими трудами приобрел себе гитару Musima Delux.
А еще до истории с популярностью «Кино» – помните свое знакомство с Виктором?
Да, конечно, помню. Виктор играл тогда в группе «Гарин и гиперболоиды» с Алексеем Рыбиным и Олегом Валинским на барабанах, а я – в студенческой группе, где барабанщиком был тот же Олег Валинский. Так и познакомились. Нам было по 17–18 лет тогда, все еще было легко и просто.
На старых фотографиях тех времен вы с Виктором чем-то неуловимо похожи. Это случайное впечатление или у вас и правда было много общего?
Ну да, конечно, было много общего. Наверное, дело в обмене, дружеском, эмоциональном. Вот и становишься похож на объект обожания.
Русская рок-тусовка тех времен и сейчас отличаются? Сейчас она вообще есть?
Моя ничем не отличается. Вот Игорь Тихомиров (бас-гитарист группы «Кино». – Ред.) в «ДДТ» работает звукорежиссером, Саша Титов (бас-гитарист группы «Кино». – Ред.) – в «Аквариуме», наш звукорежиссер Андрей – в «Алисе». У меня все по-старому. Наверное, у молодых ребят есть какая-то тусовка, но я-то, вообще, дома сижу и на концерты езжу. А на другое времени как-то и нет.
А что для вас гастроли?
Для меня это путешествие. Вчера я был в Москве, сегодня – в Минске, и, даже когда времени мало и практически ничего не успеваю посмотреть, это интересно, это движение, так или иначе. Вообще, в Минске я часто бывал с группой «Юпитер» и вот уже второй раз – с «Симфоническим кино».
А что для вас гастроли?
Для меня это путешествие. Вчера я был в Москве, сегодня – в Минске, и, даже когда времени мало и практически ничего не успеваю посмотреть, это интересно, это движение, так или иначе. Вообще, в Минске я часто бывал с группой «Юпитер» и вот уже второй раз – с «Симфоническим кино».
Проект «Симфоническое кино» подразумевает большое количество музыкантов. Это не позволяет возить с собой оркестр, и вы выступаете с местными коллективами в разных странах. Когда успеваете сыгрываться?
Симфонический оркестр сам по себе сплоченный монолит, который как раз предназначен для того, чтобы все быстро сыграть, с листа разобрать – и вперед. Конечно, сыграться полезно, но нам обычно хватает двух репетиций.
Кто занимается переводом песен «Кино» для оркестра?
Игорь Вдовин, наш композитор. Он занимается оркестровками, структурой. Я тоже принимаю участие, но не основное, а скорее консультативное: иногда идейки какие-то набрасываю. Я имею в виду и новые песни, и оттачивание уже готовых оркестровых партий, что постоянно происходит, – оркестру каждый раз высылаются новые партитуры. Изменения, пусть они и небольшие, но существуют: между программой, с которой мы приезжали четыре года назад, и той, что была сейчас, есть разница.
В «Симфокино» участвует и сын Виктора Цоя Александр. Чья это была инициатива?
Так сложилось. Но, вообще, моя. Там как было: Александру изначально нравился проект, я ему предложил быть продюсером. И в этот момент у нас была конкретная техническая задача: сделать видеоряд. Сами понимаете, куда сегодня без видеоряда, когда за два часа концерта на сцене и так практически ничего не происходит. Мы пробовали разных ребят, которые показывали различные варианты того, что они могут делать. И все это было не то чтобы мимо кассы… В общем, не моя чашечка чая, не та история. Я Сашу попросил попробовать – и он как-то сразу попал куда нужно. Так он и стал нашим виджеем.
Расскажите про «Рестарт» – пожалуй, об этом вашем проекте меньше всего известно.
«Старт». Это программа так называлась – «Рестарт», по мотивам группы «Старт». А сама группа «Старт» была создана, когда Виктор ездил в фильме «Игла» сниматься, а мы в тот момент, пока его не было, развлекались как могли.
Есть расхожее выражение: «Хороший музыкант – тот, кто знает, где ему не играть». Каков, по-вашему, хороший музыкант?
Да все просто. Хороший музыкант – тот, кто отдает себе отчет в том, что он играет.
Многие ваши питерские коллеги уехали за спокойной и тихой жизнью за город. Вы продолжаете жить в Петербурге?
Да. Я бы и сам уехал, но не заработал на дом за городом. (Смеется.) Если уезжать за город навсегда… Не знаю, нам еще рано в деревню на отдых, хоть и родилась внучка.
Какой вы дедушка?
Суровый. «Маша!» (Суровым голосом шутит Юрий.)
В вашей биографии есть строчка о том, что в начале 90-х вы увлеклись эзотерикой, верно?
Я особо не увлекался эзотерикой. Я кунг-фу увлекался. А там философию не разлепить – и тело, и духовные ценности.
Какие ценности оттуда вам близки?
Не убий, не укради… Шучу. Да бросьте вы, это личное.