PDF

Официальный бортовой журнал авиакомпании «Belavia»
Аудитория — более 3 000 000 человек в год

 

Медленный рай

Серфинг, особенности нейминга и черепашьи инкубаторы на Шри-Ланке
OnAir вернулся из путешествия по загадочной Шри-Ланке и предлагает вместе помечтать о крохотной вселенной чая, мудрых черепах, оранжевых закатов и шепчущихся в легком бризе пальм.
Текст: Ольга Бубич
Некуда спешить
За последние шесть лет число туристов, посещающих Шри-Ланку, выросло на 300%. Осенью, после окончания юго-западного муссона, сюда приезжают британские и немецкие отдыхающие, а календарную зиму в тепле пережидают русскоговорящие любители пляжного отдыха. Важным козырем Шри-Ланки традиционно считается серфинг — пытающихся «поймать волну» спортсменов на побережье можно встретить в любую пору года. Но и на суше есть чем заняться: на поездах, юркими змеями рассекающих буйство джунглей, можно добраться до буддистских святынь и руин «цейлонского Тадж-Махала» — Сигирии. Ну, а желающие следовать философии сладкого ничегонеделанья могут коротать дни с книгой и кокосовым соком на пляже.

Гражданам Беларуси заранее получать визу для визита в страну необязательно. Ее можно самостоятельно заказать онлайн (стоимость 35 $) или сделать по приезде в аэропорту Коломбо (40 $). В обоих случаях наклейку с ее отметкой ставят служащие. Правда, не скажем, что очень быстро: первое, что вы услышите, не успев сойти с трапа самолета в дружелюбные просторные холлы, — приветствующая гостей медитативная музыка. Терапия по снятию стресса и излечению от спешки уже в действии! Ланкийцы абсолютно никуда и никогда не торопятся. Длинные полы сари торжественно проплывают мимо цветными облаками; почти не отрываясь от земли, ступни в сланцах шаркают по начищенному полу аэропорта или желтой от сонного солнца песчаной дороге. Кажется, что в режиме гибернации здесь находятся даже имена ланкийцев. На бирках служащих или визитках владельцев магазинов перед фамилией вы заметите по четыре прописные буквы — это они и есть. Без этого сокращения визитка выглядела бы как детская книжка-гармошка. Имена у местных жителей, по разным историческим причинам, могут быть длиной в строку. Водитель, на чьей визитке значилось лишь имя Мануджа, со смехом сообщил, что уместить полное имя его соотечественника или соотечественницы в строки паспорта порой оборачивается большой проблемой.
Радости над уровнем моря
Чтобы перечислить причины, почему Шри-Ланка сегодня оказывается в списке желанных для посещения мест, пальцев на обеих руках может оказаться недостаточно. Это и национальные парки «Яла» (здесь самая высокая по плотности популяция леопардов в мире) и «Миннерия» (известна ежегодным сбором азиатских слонов), и черепашьи питомники, и многочисленные духовные святыни. Например, знаменитый храм Зуба Будды, названный в честь якобы хранящейся там реликвии, чье исчезновение рискует положить конец буддистским верованиям островитян. Недалеко от святыни, в окрестностях города Курунегала — центра Северо-Западной провинции, — можно взобраться на вершину Слоновьей горы. В 2003 году здесь была возведена 20-метровая белоснежная статуя Будды. Плато с поразительным видом на вечнозеленую долину посещают не только верующие, но и молодожены: ритуал с романтическими снимками на фоне пейзажей не знает национальных и культурных границ.
Сила – в яйце!
Маленькие ланкийские черепашата в опасности! Некоторые ланкийцы верят, что черепашьи яйца обладают целебными свойствами: они находят кладки яиц на пляже и продают товар. Поэтому на туристических пляжах отряды добровольцев круглосуточно следят за сохранностью кладок. В менее населенных районах кладки переносят в специально организованные инкубаторы, которые поддерживаются за счет пожертвований, — сюда регулярно приходят туристы, чтобы полюбоваться на играющих или пытающихся самостоятельно научиться плавать новорожденных малышей.

Рыбаки приносят сюда раненых или ослабевших больных черепах, которых находят на пляжах. Местные сотрудники занимаются лечением пресмыкающихся, заботятся о них и выхаживают их. В специальных резервуарах можно увидеть и весьма редкие виды, например занесенного в Красную книгу логгерхеда, или головастую черепаху. Это существо удивительной красоты: геометрические желтоватые узоры на ее панцире и голове — отдельное произведение супрематического искусства!
На Львиной скале
Иностранные гиды и местные жители сходятся во мнении, что самая таинственная и притягательная локация острова — крепость Сигирия, или «львиная скала», возвышающаяся на 370 метров над уровнем моря в центральной части Шри-Ланки.

Это комплекс с сетью водных и каменных садов, стен, рвов и фонтанов, возведенный в 480 году нашей эры. Его пещеры украшены фресками с обнаженными женщинами: из созданных древними мастерами живописи 500 фресок сегодня можно увидеть 18. Поверхность исписана всевозможными изречениями и стихами побывавших здесь (в VIII—XIII вв.еках!) поэтически настроенных посетителей. «Дамы, которые носят на груди золотые цепи, манят меня. Узрев их блистательные образы, небо больше не кажется мне прекрасным» — гласит одна из самых известных древних надписей.
Не просто скала
Формально Пидурангала — это скалистый холм с крупным наклонным треугольным плато, чьи перепады высот между низшей и наивысшей точкой составляют несколько десятков метров. Преодоление вырубленных древними монахами ступеней и карабканье безо всякой страховки по практически отвесным, словно застывшим в небе валунам — это испытание на прочность каждого отважившегося. И не верьте путеводителям, где про экстрим подъема сказано весьма суховато: дорогу описывают как прогулку по «наклонным плитам и камням с довольно узкими проходами». Высчитывание логистики каждого шага трудно, но чувство локтя от других воодушевленных туристов с самых разных концов земли, перебрасывающихся по дороге шутками и философскими комментариями, окрыляет и вселяет веру.

— Постой, но почему правительство тут не установит хотя бы элементарной страховки перил или специальных опор? — обращаюсь к водителю Мануджа, который в восхождении на Пидурангала автоматически начинает совмещать функции страховщика, психолога и гида.

 — Понимаешь, если установить страховку, то потом дело дойдет до того, что туристы и лифт захотят, чтобы раз — и сразу на вершину одним махом. Но ведь это будет уже совсем не то!

Увидев вертикаль последних десяти метров, я была готова бурно возразить философскому стоицизму моего ланкийского друга, но когда трудности оказались позади, а взору открылся неповторимый вид на океан джунглей, все возмущение куда-то исчезло. «Мы сделали это!» — смеялась после восхождения возрастная шотландка, обнимая свою австралийскую подругу, а я, обводя взглядом горизонт и вдыхая высокогорный ветер победы, вспоминала бессмертные строки Высоцкого.

Ланкийцы в душе прирожденные философы, и это чувствуется во многом — думала я, возвращаясь в свой съемный домик в маленьком курортном городке Хиккадува на юго-западном побережье Шри-Ланки. Наивные, добрые, готовые совершенно бесплатно угощать тебя крепким зеленым чаем и рисом, так щедро приправленным карри, что слезы тут же бесконтрольно начинают солить еще дымящееся теплом блюдо. Искренне любящие свою страну и гордо живущие в самостоятельно созданном мире легенд и чудес.

— Мануджа, я вижу, что на боках ланкийских автобусов написаны еще и их имена. Зачем?

 — Ну, они находятся в частной собственности, и каждый водитель хочет показать норов своего.

Ой, вот «Стремительная птица»… «Уличная стрела», — «читала» я проносящиеся мимо автобусы, щедро украшенные лампочками и покрытые картинками и наклейками с пальмами и китами, в сумерках больше похожие на взбесившиеся новогодние елки. — Ой, смотри, а вот «Чудесная мудрость» мимо несется!

— А ты сам, если бы у тебя был свой автобус, как бы его назвал?

 — «Бабочка», конечно!
В чем-то бабочками ощущали себя в тот цейлонский полдень на вершине Пидурангала и мы: группа случайных попутчиков с разных уголков земли, собравшихся на раскаленном пятачке плато в тени непонятно как удерживающихся вертикальных камней и компании такой же удивительно неуместной черной собаки, жмурящейся на солнце. Вдалеке величественным долгожданным автобусом «тоторо» вздымалась Сигирия, а вокруг бесстыдно расходились по швам горизонты острова.